X
  • Цвет оформления
X Чат
LOADING...

Визитная карточка чужого дома

Я был приятно удивлен, когда, позвонив по номеру 3-51-29, услышал:

– Добрый день! Больница сестринского ухода. Вас слушают.

Голос доброжелательный. Поверьте, не каждое учреждение так уважительно откликнется на ваш звонок. Это и была «визитная карточка» Любоничской больницы сестринского ухода.

В конце 2008 года в Любоничах (Кировский район Могилевской области в Беларуси) состоялось торжественное открытие агрогородка. По-новому, по-современному стали выглядеть здания соцкультбыта, административные учреждения, производственные помещения, спортивные строения, торговый центр, улицы. Скромное учреждение здравоохранения – больница сестринского ухода – также не осталось без внимания…

Прошел год. Беседую с заведующей учреждением Ириной Бодык. Она рассказывает, что больница сестринского ухода открылась в Любоничах в 2004 году, заняв помещение бывшей участковой больницы. Здание одноэтажное, кирпичное. Тогда его обшили изнутри вагонкой, отделали тяжелой гипсовой плиткой (на последнюю была когда-то большая мода). Вроде бы и хорошо. Но время меняет вкусы и требования. И в прошлом году здесь провели капитальный ремонт, сделали реконструкцию внутренних помещений, вынесли все громоздкое, устаревшее. Теперь здесь светло и просторно. Теплая раскраска стен радует глаз. Сейчас в больнице проживает-лечится 20 человек. Люди в основном преклонного лет, но с разными судьбами. Некоторые из них пережили военное лихолетье, отстраивали разрушенное войной хозяйство.

– Ирина Григорьевна, а зачем вообще понадобилась больница сестринского ухода? Есть же амбулаторное лечение, стационар, наконец, – спрашиваю у заведующей.

– Есть люди, которые по состоянию здоровья не могут пользоваться активной специализированной врачебной помощью и не имеют необходимых условий для медицинского ухода на дому. Мы обеспечиваем пациентов медико-социальной помощью, которая включает медицинское наблюдение и уход, комплекс систематической терапии, физической реабилитации и других мероприятий, направленных на поддержку активной жизнедеятельности.

Перед тем, как зайти в палату для пациентов, Ирина Григорьевна предупреждает:

– Пожалуйста. Никаких расспросов про детей: начнутся слезы, воспоминания, упреки, потом – глубокая депрессия, из которой человека тяжело вывести.

В комнатах, опять-таки, светло и уютно. Удобные кровати, добротная мебель, радио, телевизор, холодильник, газеты, журналы, художественная литература.

Знакомлюсь с Ольгой Максимовной Орешко, которая до выхода на пенсию работала в колхозной полеводческой бригаде и на животноводческой ферме. Все время женщина ходила в резиновых сапогах. Поэтому, видимо, теперь «отнимаются» ноги. Ольга Максимовна – человек одинокий и жизнью не избалованный. За лечение и уход она очень благодарна медработникам.

Александр Дмитриевич Липовский – инвалид войны. Жили вдвоем с женой в деревне Скачок. Жену дочь забрала к себе в город Бобруйск. Квартира у нее однокомнатная, своя семья. Так что даже раскладушку негде поставить. Устроили Александра Дмитриевича в больница сестринского ухода. Так спокойней – и ему, и родственникам.

Каждые десять дней в больницу приходит врач местной амбулатории Михаил Болтович. Делает осмотр, дает консультации. В больнице организовано пятиразовое питание, есть ванная комната и утепленные уборные, пациенты получают белье, одежду. К стенам здесь прикреплены перила, чтобы ослабленным людям было за что держаться при ходьбе… И все же это не собственный дом. Поэтому по началу многие остро и болезненно переносят «отрыв» от родных стен.

– Человек долго жил в одиночестве, замкнуто. И вдруг он отрывается от своего привычного уклада и попадает в коллектив незнакомых людей. Для него это в определенной степени стресс, – говорит Ирина Бодык. – Мы присматриваемся, изучаем склонности, характер, интересы каждого, знакомимся с медицинской картой. У нас есть палаты на два, три и пять человек. При размещении учитываем пожелания пациентов, смотрим, чтобы была психологическая совместимость. Адаптация проходит сравнительно быстро. И все же отсутствие психолога ощутимо… Пожилые люди, исключенные из активной жизни, надолго или совсем оторваны от своей усадьбы, брошены родными и близкими, замученные болезнями, нередко впадают в отчаяние. Мы стараемся по мере своих возможностей вносить в жизнь пациентов некоторое разнообразие, поддерживать их морально. В хорошую погоду ходим на прогулки (пейзажи у нас прекрасные), вместе смотрим телепередачи, приглашаем сюда священника местной церкви. Кто желает, имеет возможность вязать или вышивать.

− После развала Союза, − говорит Ирина Григорьевна, − возросло количество одиноких престарелых людей – их дети и родные оказались за рубежом, контакты и связи с ними нарушились. Их нельзя оставлять без внимания государства.

… Лично я выходил из больницы с двояким чувством. Да, стариков здесь кормят, ухаживают, они живут в чистоте и тепле. Но «казенный» дом никогда не заменит родной, как ни напрягайся, ни старайся. Он – это скорее напоминание нам, тем, кто моложе, о том, как важно беречь здоровье, строить свою жизнь и отношения с родными и близкими так, чтобы в старости (а она неизбежна) иметь надежный приют, «запасной аэродром» – поддержку и любовь родных и близких…

Здание больницы стоит в окружении мощных вековых сосен и стройных берез. В их ветвях тревожно шумит ветер. Что слышат жители больницы в этом шуме? Отзвуки своей далекой молодости или печальную мелодию об осени жизни?

Михась АЛЕЙНИКОВ.

Ещё в рубрике:

Добавить комментарий

Войти с помощью: