X
  • Цвет оформления
X Чат
LOADING...

СТРАННИК Я НА ЗЕМЛЕ — 3

***

Сгорает сухая трава,

Передавая огонь тонким веткам;

Сгорают тонкие ветки, зажигая дрова;

Сгорают дрова, воспламеняя уголь, —

И дом наполняется теплом.

Так и истинный человек,

Принимая огонь любви и правды

От своих предшественников,

Сгорает в нём, передавая его своим потомкам.

И если бы каждый бесстрашно сгорал ради других,

Мир был бы полон тепла.

 А так — он полон гниения.

***

Там, где нет городов,

В далёкой степи

Юрта стоит одиноко —

Там носится ветер жестокий,

Злобясь на городá, но зло вымещая на юрте.

Там, где нет миллионов людей,

В Царстве Вечной Любви и Правды Глубокой,

Нрав Бога высокий,

Гневаясь на людей

За то, что лгут и в любви не живут,

Гнев обрушивает на Пророка.

***

Я был одиноким растением на ниве духовного мира.

Потому мне и было так плохо и тяжко,

Так больно и страшно,

Что духовные ураганы и штормы,

Дожди и морозы, бури и снегопады

Обрушивались на меня беспощадно

И терзали, давили и гнули

Беззащитный стебель моей души.

Мне нé за кого было спрятаться,

Нé кем было защититься —

Тысячи моих сверстников не вылезли из мирской почвы,

Не проросли, не зацвели, не поднялись вместе со мною,

Не поддержали меня на пути к Небу,

Как травы, колосья, деревья, кусты друг друга хранят,

Защищают, поддерживают и спасают.

Сгорбившись и согнувшись, подавив порывы своих душ,

Они нашли в миру извращённые формы жизни,

Радуясь только тому, что они вместе,

И считая меня сумасшедшим лишь потому,

Что я — один.

Какие бы страшные плоды ни приносил лес,

Каждое дерево в нём защищают другие деревья.

Какие бы целебные плоды

Ни приносило одинокое дерево,

Он терзаемо ветром нещадно.

***

Всю жизнь хочу высказать то,

Чтó творится в душе непрерывно,

Чéм сердце наполнено,

Чтó в мыслях мелькает и длится…

Но никогда не хватает

Ни слов, ни способностей, ни уменья,

Чтоб всё это выразить так, кáк я это слышу.

Да и зачем ?

Зачем мне всю жизнь хочется,

Чтобы все люди (или хотя бы те, которые знают меня)

Видели то, чтó во мне происходит всечасно,

Чтó я мыслю, чтó чувствую,

О чём вспоминаю, тревожусь,

Отчего стремлюсь не к тому, чтó ценится всеми,

Для чего утверждаю в себе то, чего остальные стыдятся.

Почему мне этого хочется —

До слёз, до рыданий, до муки ? —

Не знаю.

А может, и знаю, но чтó из того, если невыполнимо

Желанье моё, пока мы живём на Земле.

Только в Мире Души, только в Сферах Чистого Духа,

Незаслонённого стенками плотского тела,

Все в мгновенье одно увидят великую повесть

Моего бытия, моих странствий и тайных движений

От начала и до конца,

А точнее от бесконечности до бесконечности,

Ибо нет ни начал, ни концов у любви, которой я полон.

***

Дети — это пришельцы Божьего Мира.

Маленькая рождённая плоть

Наполняется душой нерождённой, сшедшей с небес.

Оттого такой свежестью, таким чистым воздухом

Наполняется жизнь человека, родившего здорового,

Жизнеспособного ребёнка,

В то время как без него его жизнь

Становилась уже невыносимой

От сознания своей ненужности Богу.

Ребёнок — это поистине отверстые Небеса,

Это — прорыв, выход в Вечность,

Надежда единения с Тобою,

Особенно для того, кто ждал его от Тебя:

Стенал, мучился бесплодием, но не обращался к людям,

А просил и умолял Тебя,

Рыдал и изнывал вечерами,

Желая в ночи исторгнуть из своего тела

Частичку живой чистой материи,

Чтобы Ты наполнил её бессмертной душою

И в этом явил Себя,

Дал бы прикоснуться к Тебе, к Святому Миру Твоего Духа,

Дал бы сблизиться и соединиться с Тобой

В заботе и служении маленькому росточку жизни,

К плоду нашей с Тобою любви, терпения и мук,

Который есть живое, явное свидетельство о Тебе,

Ощутимое и видимое в этом мире.

Его глаза — это Святость Твоя,

Чистота, простота, глубина бесконечная, вечная красота.

Его кожа, его ручки, пальчики, ножки,

Детородные органы, всё его тельце — есть сама нежность,

Которую хочется пить, как сладкую воду,

Чтобы то, чтó вышло из меня, снова в меня возвращалось

И соединялось с моей душою и жизнью во мне разливалось.

И застывают все слова, и замолкают все мысли,

Когда прижимаю головку его к себе

И поцелуями её покрываю,

Глядя чрез слёзы благодарности Тебе

На это в муках рождённое чудо — чудо вечной жизни.

***

Ты растёшь неизбежно, как дерево,

И каждый день тебе открывается что-то новое.

Как дерево перерастает ограду, за которой растёт,

И видит то, чтó находится за нею,

Так и ты перерастёшь твои вчерашние познания, чувства, мечты,

И узнáешь и почувствуешь то,

Чего не знал и не чувствовал раньше.

Если ветвям дерева преградить путь,

Они буду искать выход. —

Ищи же выход.

Ветвям души путь преграждает множество крыш —

Вывернись из под всех, ни одной не терпи над собою,

Кроме единственных двух:

Вреда себе и другим, как ты его понимаешь.

Не рискуй — даже вероятность вреда

Пусть тебя остановит, удержит от шага, —

Всё остальное не принимай во внимание:

Мелочный стыд, ложный позор,

Сплетни соседей, жалость к родителям,

Взгляды прохожих, насмешки друзей и знакомых,

Страх пред лишеньями тела и духа, —

То не преграды, чтоб ветвям души

В страхе не двигаться к солнцу, к вечному счастью и благу,

Какое возможно только при полном раскрытии

Всех дарований её.

Пусть же все те, кто расти не желает, кто боится расти,

Самоуверенно судят о жизни со своих колоколен.

Но ты, который расти не боишься,

Который желаешь вырасти полностью, до конца —

Потерпи, не суди о жизни, пока ты в пути,

Пока в росте находишься,

Чтобы сужденьями скороспелыми

Не запутать себя и других.

***

Протеки через внешнюю жизнь тихой речною водою;

Пролети через мир оболочек невесомой беззвучной пушинкой.

Силы, нервы, напористость, смелость, жестокость

Сохрани для переворотов во внутренней  жизни твоей,

Тáм борись за права человека —

Вечного человека в тебе;

Тáм отстаивай справедливость —

Вечную справедливость для всех.

В мире сутей духовных

Борись с бездуховностью жалкой,

И не трать себя попусту там,

Где перевороты влекут за собой лишь другие перевороты,

Где каждый век от скуки-тоски

Всё переворачивают с ног на голову

И с головы на ноги, и так без конца.

Только во внутренней жизни,

Только во внутреннем мире

Однажды и навсегда

Сможешь ты всё расставить на свои места,

И больше никто никогда не изменит порядка вещей,

Который ты установишь.

Только во внутренней жизни,

Только во внутреннем мире

Можно стать господином своей судьбы,

Во вне — недостижимо это, —

Так зачем же и достигать ?

***

Все, кто знал меня, любил меня.

Ибо меня невозможно не полюбить, узнав меня,

Столько света, тепла, простоты, доброты,

Правдивости и непримиримости ко лжи,

Бесстрашия и покоя,

Столько жизни действительной скрыто во мне,

Что в сравнении с теми, кто меня окружает,

Богом чувствуюсь я — Богом вечной любви.

Но почти никто из любивших меня

И во всём меня понимавших

И мою правоту признававших

И во всём со мной соглашавшихся,

Называвших меня истинным человеком, —

Не пошёл за мной до конца…

До своего конца, —

Ибо редко кто решает кончиться

Ради того, чтоб любовь его не кончалась.

***

В детстве я смотрел на горизонт и думал,

Что там, за синевою

Живут добрые–добрые люди,

И стоит мне лишь добраться до них,

Как жизнь моя станет счастливой, прекрасной и радостной.

Но я вырос, жизнь посвятивши тому,

Чтобы самому

Всегда оставаться добрым человеком,

И только в зрелости понял,

Что добрые на Земле не живут,

Они на ней умирают

Ради тех, кто нуждается в их доброте.

***

Всю жизнь хожу по Земле и размышляю:

Гдé мне на ней устроиться,

Гдé на ней можно жить ?

А жить можно лишь там,

Где есть Отец, когда ты — ребёнок,

И где есть ребёнок, когда ты — Отец.

***

Многие видят Бога, многие слышат Бога,

Многие философствуют о Боге, многие молятся Ему,

Многие пишут книги о Боге,

Многие проповедуют учения Бога,

Многие убивают других ради Бога,

Многие убивают себя для Него.

Но редко кто отречётся от своеволия ради Бога,

Чтобы раствориться и умереть в Воле Его.

***

Все боятся быть обманутыми,

Но никто не боится обманывать.

И для этого совершенствуют свой ум,

Щеголяют своей проницательностью,

Стыдясь отдаться доверчивости и простодушию,

Спеша овладеть

Догадливостью и сообразительностью,—

Убивают в себе ребёнка и воспитывают старика.

Чтó они будут делать со своим ожиревшим

И всё проницающим умом

В том Мире, в Котором их никто

Не собирается обманывать ?

***

Положи на дороге утром,

Где ходят толпами люди,

Денег мешок, золото, бриллианты,

Особняк трёхэтажный в загородном поместье,

Много гектаров земли, лесá, озёра, лугá,

Пляжи морские,

Океанских курортов роскошь,

Модели новых машин,

Уважение, славу, почёт, —

И к вечеру ничего не найдёшь на дороге той.

Но положи на дороге той —

Хоть утром, хоть днём, хоть вечером —

Жалость и милосердие, любовь и верность в разлуке, —

Там они без движения

Миллионы лет пролежат.

***

Одни удивляются, другие радуются, третьи негодуют,

Что за всякое, даже пустячное, одолжение,

Не говоря уже о серьёзной работе,

Я плачý всем ”бешеные деньги”.

Они не понимают,

Что я плачý не за то, чтó мне делают,

А за то, что мне делают.

Для меня это великое чудо,

Что кто-то вообще пришёл и что-то делает для меня,

Ибо кому нужна моя жизнь в этом мире ?

Для меня это сказка,

Что кого-то занесло на мой необитаемый остров,

Ибо никто ведь не собирается на нём жить.

Для меня это сон,

Что кто-то уделил мне(!) внимание,

Потратил на меня(!) своё время,

Погрузился в возню ради моих(!) нужд.

Это великий подвиг — послужить Богу

В мире равнодушия к Богу.

И вот я много плачý за этот подвиг:

За каждый вбитый гвоздь я заплатил бы миллион,

Если б у меня были миллионы,

Ибо чéм мне ещё показать им,

Что они совершают подвиг ?

Но они всё равно ничего не видят, кроме денег.

Их удивляют деньги, а не моё отношение;

Они смотрят в мой карман, а не в мои глаза;

Они считают меня сумасшедшим, а не любящим;

Они идут ко мне за деньгами,

А не за спасением своей души.

***

Каждый веселящийся находит других веселящихся,

И они веселятся вместе.

Каждый сострадающий находит страдальцев

И остаётся на месте своего служения

В полном одиночестве.

***

Ктó горд ?

Кто живёт чужими трудами.

Ктó смирен ?

Кто богатство своё —

Хоть духовное, хоть материальное —

Своею кровью добыл, своим пóтом выжал,

На своих слезах вымесил,

Своими молитвами вымолил,

Своею смертью обрёл.

Поэтому не работай на тех, у кого имеются силы,

Не умножай их гордыню,

Которая губит их дух и калечит их нрав, —

Спаси их,

Или хотя бы лепту спасенья положи от себя в их спасенье

От самого страшного в мире порока,

Оставь их без помощи,

Чтобы они хоть на лепту твою знали, чтó значит смиренье,

Знали, чтó значит спасенье.

Не служи гордецам,

Гордецы — бедняки, ничем тебе не заплатят,

Только заразят тебя

Своею гордостью и презрением к ближним.

Служи смиренным, смиренные — богачи,

В них вечная жизнь обитает во всей полноте.

За службу твою, за Совесть и верность

Одарят тебя они щедро

Богатством бессмертным своим

И сделают тебя истинным человеком.

***

Разрежь себя аккуратно,

Если не хочешь, чтобы тебя разорвали на куски.

Мирно удались в одиночество,

Если не хочешь, чтобы тебя подло бросили в одиночную камеру.

Постись и голодай в чистоте и покое,

Если не хочешь подохнуть с голоду на свалке.

Взвали на себя всю тяжесть жизни постепенно,

Если не хочешь, чтобы она раздавила тебя внезапно.

Избавься добровольно от гордости,

Если не хочешь, чтобы тебя однажды смешали с грязью.

Стань больным от служенья больным,

Чтобы не стать калекой от служенья здоровым.

Уничтожь свою жизнь, слушаясь Бога,

Чтобы она не пропала без тóлку по воле людей

Или по твоей собственной воле.

***

Я сидел у дороги на камне

И, задумавшись, смотрел вдаль.

Вдруг я увидел бегущего ко мне человека.

Он бежал и при этом кричал —

То ли мне, то ли ещё кому-то:

«Христос воскрес ! Христос воскрес !

Радуйтесь и веселитесь, веруйте и спасётесь !»

Потом он обратился уже именно ко мне и сказал:

«Знаешь ли ты, что Христос воскрес ?»

«Я не понимаю тебя», — сказал я.

«Ну, кáк же, — удивился он, —

Христос умер и воскрес.

Никто не воскресал, а Он — воскрес !» —

«Я не понимаю, — снова ответил я, —

Душа Христа воскресла

Или воскресло тело Христа ?» —

Человек замер от удивления.

Я увидел, что он не ожидал подобного вопроса

И сам впервые задал его себе, и, подумав,

Ответил сбивчиво:

«И … тело и … душа … » —

«Но ведь душа Его и не умирала, — сказал я, —

Он был любящий человек,

А любящая душа — есть вечно живая душа,

Она не может ни умереть, ни воскреснуть.

А если ожила Его смертная плоть,

То в чём тут радость:

В том, что мёртвый кусок мяса стал живым куском мяса ?

Но ведь он всё равно вскоре станет мёртвым,

Потому что любящая душа

Никогда не жалеет своего тела,

И снова растратит его для других,

И сколько бы раз оно ни воскресало вновь,

Столько раз его и растратит снова истинная любовь».

***

Заберут пусть перо, бумагу, машину печатную…

Чéм буду писать о любви, о правде извечной,

Кáк оставлю память о том,

Что я был на Земле,

Чтобы ты, идя тяжкой дорогой Любви,

Кровавым путём Правды,

Не подумал, что ты одинок на этом пути?

Заберите всё у меня —

Кровью на камне, камнем на дереве,

Деревом на глине, —

Всё равно запишу слова о Любви и о Правде,

И отправлю письмо моё в Вечность

На адрес подобного мне сердца, разума и души.

***

Иисуса так легко признать Богом,

Ибо это утверждают миллионы людей на Земле.

Исполнять Его учение так трудно,

Ибо исполняют его единицы.

***

Для защиты каждому существу

Дано Природой оружие:

Кровоядным — зубы, клыки,

Травоядным — рога и копыта,

Пресмыкающимся — яд,

Растениям — шипы,

Птицам — клювы и когти.

А человеку ?

Какое оружие для защиты дано человеку Природой ?

Никакого, кроме слияния с Богом,

С Богом, в Котором нет преждевременной смерти,

В Котором есть лишь своевременная смерть.

А от своевременной смерти незачем защищаться,

Потому что своевременная смерть —

Это жизнь.

***

Смелые — глупы, умные — трусливы.

Любящие — неразвиты, развитые — нелюбящи.

Чистые — необразованны, образованные — нечисты.

Одарённые — безвестны, известные — бездарны.

Любящие истину — не знают её,

Знающие её — не любят её.

Простодушные — беззащитны, защищённые — лукавы.

Жертвующие — неумелы, умелые — не жертвуют.

Преданные — несообразительны,

Сообразительные — неверны.

Самоотверженные — слабы, сильные — себялюбивы.

Живые — непослушны, послушные — мертвы.

Властвующие — не знают дороги,

Знающие дорогу — не допускаются к власти.

Мудрецы — не авторитеты,

Авторитеты — не мудрецы.

Нет в этой жизни единства жизни,

Соответствия сути и проявления.

А если и встретишь его хоть в ком-то,

Заплачешь ещё горше,

Видя, насколько оно одиноко и бессильно.

***

Устав от одиночества, иногда подумаю:

«А может быть, правы они, а не я,

А я — сумасшедший ?» —

И сам себе отвечаю:

«Встреть человека, почувствуй к нему любовь,

Пойди за ней до конца, не изменяя ей ни на каплю,

И тогда узнаешь,

Ктó — прав, а ктó — сумасшедший».

***

Недопечённый хлеб — не еда;

Недошитая ткань — не одежда;

Недостроенная стена — не дом;

Недопиленное дерево — не дрова;

Неразгоревшийся огонь — не тепло;

Неподнятая свеча — не свет;

Не дошедшее до утробы семя — не человек;

Недочитанная книга — не руководство.

Так и любовь, не до конца возлюбившая другую душу —

Не жизнь.

***

Странник я на Планете, где всё отдалилось от Бога,

Где не любят свой дух, свой нрав погружают во тьму,

Где к любому достатку лишь лживая водит дорога,

Где Природа давно в объятьях машинного смога, —

Где душа попадает в тюрьму.

Пронырну, пролечу, пробегу через душные своды,

Где веками съедают друг друга за клочья земли

И соседи, и семьи, и области, и народы,

Угнетая друг друга, лишая друг друга свободы,

Называясь при этом людьми.

Потерплю, пережду эту смерть под названием жизни,

Сохраню свою суть от безжалостных нравов землян,

Всё исполню, чтоб только не знать укоризны

От Отцов моей истинной, вечной, духовной Отчизны,

Где сердечной любви — океан.

Только там я вздохну полной грудью без боли и муки,

Только там отдохнёт моё сердце от лживости пут,

Только там наградят мою душу за годы разлуки,

Только там мои верные, крепкие, мудрые руки

Всему миру добро принесут.

Ещё в рубрике:

Добавить комментарий

Войти с помощью: